Автор: Илья Львович Френкель
Название книги: Причал




  



Читать онлайн:

 

Поскольку май идет к концу…
Через неделю будет лето.

Поэт всегда поймет поэта —
Я помахал рукой скворцу.

«Четыре года как-никак…»

Четыре года как-никак
Война была его соседом:
Они считались в двойниках,
А смерть, как тень, тащилась следом.
Когда ж настал победный день,
В его ушах еще гудело,
В глазах не пропадала тень
И отдохнуть боялось тело.
Но вот — покончили с пальбой —
Остыли пушечные дула,
И не осколок над собой
Он слышит — птица щебетнула.
Он принял это как сигнал,
И, словно луч, из тучи вышел,
И дым войны с земли согнал,
Чтоб каждый видел, каждый слышал.
Так возвратил он миру цвет
И гул разъединил на звуки…

А вы-то знаете ли, внуки,
Что завещал вам щедрый дед?

НА ПОПУТНОЙ МАШИНЕ

Водитель поплотней уселся.
Визжит коробка передач.
Кардан взревел и завертелся,
И грузовик понесся вскачь.
Здесь ветер мягче, солнце жгучей,
Здесь птица радостней поет
И люди говорят певучей,
Здесь начинался мой поход.
Здесь все дороги фронтовые,
И разве дело только в том,
Что тут я еду не впервые?
Гляди: со взорванным мостом
Соседствуют простые доски —
Мост в ширину одной повозки.
Он под машиной грузовой
Кряхтит и ходит, как живой,
Касаясь глади голубой.
Привет, дружище фронтовой.

МИРНЫЙ МИР

Мир войны совсем не прост —
Мир солдат и командиров…
Железнодорожный мост
Был в числе ориентиров.
Но ведь с яблонь цвет летел,
Скипидаром пахли сосны.
Жег июль. Октябрь желтел.
Выли зимы. Грели весны.
И отдельные высотки,
И часовня, и погост,
И базар грачиных гнезд
Не укладывались в сводки,
Где природа — лишь детали
Уточненной обстановки.
Но какая, к черту, даль
Без березки, без коровки?
У природы смысл иной:
Штык штыком, мундир мундиром.
Пусть война: война войной,
Но и мир остался миром.

СНЕГ

Снег летает,
Струится поземкой зигзагообразной,
Заметает,
Переметает,
Фиолетовый, розовый, разный,
Полный морозного шороха,
Грозный и грязный от пороха…
Снег военный.
Графленный осколками минными,
Клейменный бурыми и карминными
Лужицами,
Снег, овеянный ужасами.
Снег военный,
Незабвенный,
Кровавый и кровный,
Подмосковный,
Курский и тульский,
Невский и нарвский,
Яркий и тусклый…
Снег витает,
Прядает,
Ниспадает и падает.
Снег глаза мои радует.

Снег за сердце хватает.
Снег спокойно лежит
И, когда надлежит, —
Просто тает.

«Светает раньше…»

Светает раньше. Вечереет позже.
Снег почернел. С крыш капает весна.
Воюет Первый Украинский в Польше:
Теперь на нас работает война.

А местность — в терриконах, как Донбасс,
И города друг в друга переходят.
Все как у нас! И все не как у нас:
Вот воробьи — на наших не походят.

Похмурый Краков с Вавелем-кремлем
И с Ягеллонским университетом
Вокруг меня, а я не чуждый в нем,
Майорским опоясанный ремнем,
При пистолете, с сумкой и планшетом.
Я, приглашенный в бесстекольный дом,
Сижу между жолнежей. А на сцене
То скрипка, то рояль вздыхают о Шопене,
И краковяк плывет под мутным потолком.

А мы, чтоб лучше слышать, скинули ушанки,
Опьянены мелодией двойной…
Все окна в зале выбиты войной,
И Вислу переходят наши танки.

СНИМОК

Другу, фронтовому репортеру

Анатолию Егорову

Как будто дымится громада рейхстага:
Подходит Победы торжественный час,
И в кадре — полотнище нашего флага.
Фотограф, спасибо, уважил ты нас.

Но снимок другой у меня сохранился, —
Сюжет на любителя, на знатока:
Потрепанный газик в кювет завалился.
И два седока. И такая тоска.

И эта война в неприкрашенном виде.
Дорога. Снега. Ни кола ни двора.
И хочешь не хочешь, а надо, а выйди,
А где-то, за кадром, визжат мессера…

Кто, третий, снимал их? И кто эти двое?
Откуда куда их несло-занесло?..
Смотрю из сегодня, гляжу на былое,
И так мне легко,
И так тяжело.

СПАЯН КРОВЬЮ

Что творится!
Все двоится!
Ночью снится Приднестровье.
Я, жилец Москвы-столицы,
С Кишиневом спаян
Кровью.
Не с того ли так дурманит,
В даль холмистую маня, —
Не с того ль магнитом
                                тянет,
Голос флуера маня?..
Ох, и манит!
Ох, и тянет!
Сквозь туннели, тучи,
                               степи,
Лист зеленый — не бумаги —
Все равно как долг присяги,
Или это просто память
И несешься на прицепе
У своей солдатской тяги?

Асы Гитлера бомбили
Переправы на Днестре, —

В грузовом автомобиле
Ехал я. О той поре
Не забуду,
Помнить буду
Ночи зарев и громов!
Почему я верил в чудо
И остался жив-здоров?

На краю могилы братской
Клялся клятвою солдатской:
Мол, еще сюда вернусь,
В рай зеленый,
В край молдавский, —
Двух кровей во мне избыток,
Словно двух металлов
                                 слиток:
И Молдавия,
И Русь!

АРТЕМ

(Матросский разговор)
1

Бросил бомбу,
Кинул дьявол,
Черный мессер-самолет.
Отработался,
Отплавал —
Кончил службу мотобот.
Черный дьявол разбомбил,
Мы поплыли
Кто как был:
Кто в бушлате —
Вот некстати! —
Кто в стальной,
Тяжелой каске;
Кто, израненный, в повязке.
Плыл с трехрядкой
Музыкант —
Без гармошки
Не десант!
Нам везло еще,
Славяне!
Хорошо, что бомба,
А не
Пулеметный:

В дополненье ко всему —
Загорай тогда в Крыму!

 
 


Листать страницы:

Предыдущая страница | Страница 3 из 10 | Следующая страница
Введите номер страницы: Перейти